?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

(no subject)
Любовь и Разум
vlad66

ИСПОВЕДЬ УПРАВДОМА

«Немного от меня. «Карибский кризис»… Я командир радио-взвода отдельного ракетно-транспортного дивизиона». Растащили дрова с бочками по всей Сиерра-Маэстра (“дрова”-сленг – ракеты; “бочка”-сленг – ядерная боеголовка). Для нас наступила пауза. Лагерная жизнь на базе. И, почему-то, у нас, в боевых условиях на другом конце света, оказалась очень неплохая библиотека. 
И вот запомнилась мне одна очень интересная книга. В памяти остались ориентиры: 1.название-Нокаут, 2. Автор – Сидельников, 3.издательство – где-то в Узбекистане, 4. Год издания- конец 50-х годов, моя юность, 5. Из содержания в памяти осталось только, что книга посвящена Ильфу и Петрову и один из героев… Управдом-Остап Ибрагимович Бендер…
И вот вчера я, наконец, отыскал эту книгу в недрах Интернета…»



небольшой отрывок из книги:
РЕКОМЕНДУЮ (ракомдую)!!!



Светлой памяти Ильи Ильфа и Евгения Петрова


Глава XXXI. Удивительный управдом
+
Рабочий день был на исходе. Работники жилуправления, потные и сердитые, объяснялись сразу с несколькими посетителями, щелкали в доказательство правоты своих слов костяшками счетов, грозились «не прописать Самолюбова и выписать Сандалиева», периодически кричали: «Тише, граждане!» и вообще затрачивали массу энергии. Пахло прелой бумагой, клубникой, старыми скоросшивателями, канцелярской мастикой и (непонятно почему!) кавалерийскими седлами. Оттого, что все присутствующие говорили разом, в комнате стоял ровный однообразный гул. Внимание Стенли привлек плотный широкоплечий старик лет шестидесяти, сидевший за столом у шкафа для бумаг. Лицо его, словно вычеканенное из меди, изборожденное глубокими морщинами мыслителя, сохраняло невозмутимое спокойствие, гладко причесанные назад черные волосы лишь едва тронула седина. На импозантном старике была бязевая рубашка с закатанными до локтя рукавами, из открытого ворота выглядывали могучая грудь атлета и вытатуированная на ней синяя чаша. Посетители долго не задерживались возле его стола. Бравый старик решал вопросы с ошеломляющей оперативностью, а лишь возникали дебаты, прибегал к столь разительным аргументам, что оппонентам оставалось только разводить руками.— Какой же это ремонт, товарищ управдом! — визгливо жаловалась ему дородная тетя с реденькой курчавой бородкой. — Чинили, чинили, а хлынул дождь — и закапало с потолка.— Не визжите, мадам, — галантно улыбался старик. — Мы тут ни при чем. Бюро погоды пустило дождь на самотек. А ремонт произведен согласно титульному листу. Знаете, существуют такие листы, титульные называются.— Начхать мне на листы! — возмутилась бородатая посетительница. — Почему капает, спрашиваю?! А на листы начхать!— Будьте здоровы, мадам. К чему столько эмоций! Капает, говорите? Так мы же вам капремонт произвели… Вот и капает… Ясно?— А у меня в квартире во время дождя как из ведра течет вода, — вставил заикаясь худой интеллигент, нервно передергивая плечами.Бронзоволикий старик сделал строгое лицо, покопался в бумажках и бросил интеллигенту, словно разоблачая его во лжи:— Течет, говорите? Не трясите перед моим носом жалобой в письменном виде. Не глухой, вижу!.. Ну, и что с того, что течет? Вам же текущий ремонт учинили. Понимать надо. А еще, наверное, с высшим образованием! Худой интеллигент онемел от удивления и гнева. Некоторое время беззвучно шевелил губами, потом махнул рукой и выскочил на улицу. Старик приветливо посмотрел интеллигенту вслед, он явно наслаждался отправлением своих служебных обязанностей. Стенли удовлетворенно погладил подбородок и… в изумлении разинул рот. Над бравым стариком висела на стене маленькая стеклянная табличка: 
О.И.БЕНДЕР Управдом 
«Викинг» оторопело протер глаза, а табличка по-прежнему красовалась на облупившейся стене. Синеглазого авантюриста охватило ликование. Вот он, достойный противник и единомышленник. Украшение агентурной сети. В голове Фрэнка мгновенно созрел дерзкий план действий.— Товарищ! — обратился он к предполагаемому великому комбинатору.— К вашим услугам, гражданин, но… исключительно для неслужебных разговоров, — бравый старик картинно указал на стенные часы, хрипло отбивавшие конец рабочего дня.— Великолепно! — Стенли приблизился к собеседнику, быстро распахнул на управдоме ворот бязевой рубахи, и, увидев на выпуклой, цвета старинной бронзы груди синего Наполеона в треуголке, держащего в короткой руке кружку пива, воскликнул: — Это он! Сама судьба скрестила наши жизненные пути. Вы Остап Ибрагимович Бендер! 
Управдом запахнул рубаху, сказал ворчливо: — Ваши гнусные поползновения, гражданин, оскорбляют мое целомудрие… А может быть, вы совсем не дон Жуан, а дон Хуан? Может быть, вы из уголовного розыска? В таком случае предъявите ордер на обыск и выемку. Не покушайтесь на мои конституционные права! Фрэнк задыхался от счастья. Он ласково поманил великого старика пальцем, и вскоре оба авантюриста, взявшись под руку, зашагали по мягкому, как крутое тесто, тротуару, изнывавшему от тридцатипятиградусной жары. Долгое время шли молча, изредка лаская друг друга взглядом.— Нуте-с, юноша с задатками, продолжайте, я слу-у-шаю ва-а-с, — тихонько пропел управдом, щупая упругий бицепс «Викинга». — Чувствую по всему: вы намереваетесь командовать парадом. Для интимной беседы антр ну найдется сколько угодно муниципализированных забегаловок, и пиво в них продается ныне даже не членам профсоюза и не совершеннолетним… А я состою в профсоюзе. Нам, пожалуй, не откажут и в более крепких напитках. За ваш счет, разумеется.— За мой, конечно, за мой! — Стенли смотрел на Бендера глазами преданного сына. — Только ради бога!.. Не в пивную. К вам, в родные пенаты. Великий комбинатор внимательно оглядел странного собеседника.— Я подозреваю в вас наглеца-уплотненца, зарящегося на чужую жилплощадь. Горе мне! В который раз приходится терять веру в человеческую добродетель! Они зашли в гастроном и потом, нагруженные кульками и бутылками, долго петляли по улочкам, по проулкам и проходным дворам. Наконец Остап Ибрагимович остановился возле небольшого парадного, отгороженного от мира железной кладбищенской оградой. Управдом покопался в кармане коломенковых штанов.— Ключ. Ключ от квартиры, где иногда деньги лежат, — не без самодовольства пояснил Бендер, доставая огромный, тронутый ржавчиной ключ, наподобие тех, которыми в старину запирали целые города. Они вошли в переднюю, уютно пахнущую кошками, и очутились в просторной комнате с видом на мусорный ящик. Привлекало внимание внутреннее убранство управдомовских пенатов. Вдоль стены протянулась висячим мостом тощая железная кровать, застланная даже на вид колючим серым одеялом. В центре комнаты обеденный стол с фарфоровой пепельницей в виде разинувшего рот дурачка, в переднем углу под похрипывающим репродуктором стояла маленькая тумбочка, на которой библией лежал комментированный уголовный кодекс. — По-прежнему чту, — пояснил управдом, скосив все еще моложавые глаза на заветную книгу, и прибавил нравоучительно: — Роскошь явилась причиной падения древнего Рима. Не погрязайте в роскоши, мой юный друг. Единственное, что украшает эту скромную хижину дяди Тома, это… — Он открыл тумбочку и осторожно вынул томно поблескивающего литого барашка на замечательной ленте… — Это мой орден Золотого Теленка, на ночь я вешаю его в изголовье. Ну, как вам нравится жилплощадь? Еще весной здесь квартировал и не оплачивал жировок один симпатичный старичок. Очень прогрессивный паралитик. Месяц назад закопан в нашу грешную планету. Да что вы, черт побери, краснеете и бледнеете, как кастрат накануне свадьбы? «Викинг» вскинул на него влажные глаза, слегка рисуясь, протянул вперед руки, прошептав с надрывом: 
«Папа!.. Дорогой папочка!», бросился в объятия великого комбинатора, самоотверженно слюнявя его терпко пахнущую потом широкую грудь.— Браво! — после секундного замешательства воскликнул Остап Ибрагимович и поцеловал Стенли в темя. — И как давно произошло с вами, сын мой, это несчастье?— Не веришь, папуля! — Фрэнк продолжал тереться носом в пахучую грудь. — Я сын Грицацуевой. Соблазненной тобой бедной женщины… Ах, сколько вечеров посвятила эта святая душа рассказам о добродетелях своего коварного супруга… Она без ума была от твоего Наполеона на груди.— Поэтому-то я и расстался с ней. Приревновал к великому полководцу, — отвечал папаша. — О! До чего же знойная женщина! А бюст!.. Не говорите мне о нем! Как поживает моя супруга, сыночек?— Скончалась, — горестно вздохнул «отпрыск» великого комбинатора. — Скончалась, как и мой покойный дедушка по отцовской линии: в страшных судорогах. Бендер осторожно усадил на скрипучий стул всхлипывающего «сына», разложил на столе закуски, разлил в граненые, не слишком чистые, стаканы коньяк марки «О. С.»— Чадо мое, — похлопал он «Викинга» по плечу. — Слезы радости не должны быть долгими. Не ковыряй в носу, мальчик, это неприлично. Кстати, как все-таки зовут тебя, если не секрет?— Сережа.— Допустим, — невозмутимо заметил потомок янычаров. — Так вот, Сержик, кровь от крови, плоть от плоти моя, я тяжело страдаю. Обрести любимого сына и узнать о кончине неповторимой жены! О!.. Ты должен меня понять. С другой стороны, мое старое сердце обливается кровью при мысли о том, что если бы твоя мать здравствовала и поныне, она бы никогда не простила мне полукресла работы мастера Гамбса и чайного ситечка, столь модного в свое время в широких аристократических кругах Филадельфии. Поэтому давай-ка лучше лЕнчевать.— Кого линчевать? — сын Сережа осторожно покосился на родителя.— Конгениально! У тебя есть хватка, синеглазый сын блудного отца. Но я предлагаю пока всего лишь лЕнчевать. Есть у англосаксов положительный обычай поедать всяческие закуски между обедом и ужином.— Ленч! — со смехом воскликнул внук турецкоподданного.— Вот именно, дитя мое, ленч. Обыкновенный ленч и даже не Леонид. Выкури, карапуз, сигарету, пока я разогрею тушонку, и поразмышляй на тему «В чем смысл жизни». Остап Ибрагимович заколдовал над электрической плиткой, напевая «Турецкий марш» великого композитора Вольфганга Амедея Моцарта и изредка лаская нежным отцовским взглядом так неожиданно объявившееся чадо. Фрэнк курил, полузакрыв глаза, готовился к штурму, однако блестяще задуманная атака позорно захлебнулась в самом начале. Потомок янычаров поставил на стол тарелку с благоухающим специями мясом, отхлебнул из стакана глоток коньяку и сказал с укоризной:— Мальчик мой, неразумный Сержик, ты, наверное, знаешь, что на свете существуют неблагодарные дети, шантажирующие своих родителей. Мне повезло: ты хороший сын. Но появись у меня отпрыск, гнусный и мерзкий, он ничего не мог бы со мной поделать. Его отец всегда чтил уголовный кодекс. Ты, однако, прекрасный сын. Единственное, что мне не нравится в тебе, это манера курить сигарету: ты ее почти не вынимаешь изо рта, предпочитая мусолить в уголках губ. Именно так курят люди, обожающие ленч. Ведь сигареты без мундштука, и от них желтеют пальцы, не правда ли?— Папа… — начал «Викинг» упавшим голосом.— Сын мой! — торжественно произнес удивительный управдом. — То, о чем я тебе сейчас сказал, мелочь. И все же купи себе мундштук за два рубля и кури, как все. В противном случае наблюдательные граждане могут принять тебя вовсе не за того, кем ты являешься… в действительности. Прошу, не вскакивай со стула с таким видом, будто бы тебя укусил скорпион. Я твой папа, не бойся старого Остапа. В его лице ты нашел доброжелательного оппонента… Да, да, доброжелательного. Остап Ибрагимович радостно сверкнул белыми, хорошо сохранившимися зубами и весело вскричал:— А поворотись-ка, сынок! Экой ты смешной какой! Есть в тебе что-то янычарское и грицацуевское. Политикой, небось, увлекаешься?.. Зря. Ну ее, эту политику. Я всегда избегал этой красотки. Лишь однажды, когда мне довелось быть президентом… Впрочем, оставим мое президентство в стороне. Тебя, я вижу, грызет червь сомнения, ты хочешь знать, в чем смысл жизни, ты нервничаешь! Покайся, сын мой. Покайся, как на духу, своему единокровному и единоутробному папаше. Черный круг репродуктора вдруг издал катаральное урчание, затем раздались звуки фортепьяно — и визгливый женский голос стал исполнять нечто похожее на «Соловья» Алябьева. Управдом с видом знатока кивнул в сторону репродуктора: — Настоящее макулатурное сопрано.«Викинг» сидел в состоянии полной прострации. Его воля ослабла, на ней губительно сказались события последних дней. Хотелось поделиться своими сомнениями, переживаниями. Могучий интеллект управдома, отточенный в бесчисленных психологических боях, невидимыми щупальцами оплел душу Фрэнка. Слабо, с каким-то безразличием сознавая, что поступает глупо, неосторожно, даже губительно, потомок викингов по-детски коротко вздохнул и рассказал о себе и о своем плане вербовки известного управдома, которого, как многие другие индивиды, считал до этого вечера фигурой нереальной, вымышленной.— Браво! — зааплодировал великий комбинатор, выслушав «Викинга». — Это речь. Речь не мальчика, но мужа. В моей власти дать вам отпущение грехов и душевное спокойствие. Дитя, я уже стар и остро нуждаюсь в алиментах. Прояви свои нежные чувства на сумму две тысячи рублей — это поддержит меня морально — и получай откровение самого высшего качества. Откровение «экстра», «люкс». Развенчанный внук турецкоподданного с готовностью сунул руку в боковой карман кителя, послушно отсчитал двадцать бумажек. Остап Ибрагимович небрежно бросил деньги в тумбочку с орденом Золотого теленка на замечательной муаровой ленте и, подобно спикеру в английском парламенте, трижды провозгласил:— Слушайте, слушайте, слушайте!.. Слушайте исповедь пожилого ангела без крыльев.

ИСПОВЕДЬ УПРАВДОМА

— Как вам известно, сын мой… Разрешите говорить вам «вы», ибо уже выяснилось, что мы с вами всего лишь дальние родственники… Общеизвестно, что обо мне написано два веселых талантливых романа. Многое, конечно, мне приписали. Например, на Грицацуевой женился не я, а бывший сердцеед и светский лев Киса Воробьянинов. Но в целом все правильно. Действительно, у меня были разногласия с советской властью, мне казалось скучным строить социализм. Остап Бендер, запомните это, бледнолицый сын мой, — порождение определенных условий. Разве мог не существовать сын турецкоподданного, коль скоро существовали нэпманы, продавцы папирос с княжескими титулами и новехонькие стулья со свежезашитыми в их сиденьях бриллиантами экспроприированных и деклассированных баронесс и графинь. И я появился. Старый строй лез изо всех щелей; вопиял о себе с брандмауэров огромными несмывающимися буквами «Жорж Борманъ и K°», дипломами спесивых спецов, в которых через ять сообщалось о том, что их владельцы окончили старорежимные вузы. Человек не мог уйти от вчерашнего дня, от мира стяжательства. Стоило ему неосторожно сказать: «А вот бывало…», как тут же в памяти всплывали околоточные надзиратели, разные там гласные, чиновники врачебной управы, акцизные в мундирах и нафабренных усах, купцы, фон-бароны и прочие товарищи прокурора. Я знал одного весьма толкового служащего, настолько замученного образами прошлого, что он заболел на нервной почве несварением желудка и побежал в поликлинику делать клизму. Через пять минут он выскочил оттуда с диким воплем и, придерживая штаны с обрывком марки «Лодзинская мануфактура брать…», исчез навсегда в неизвестном направлении. Оказывается, когда его положили для процедуры, он узнал в хожатке ненавистную ему графиню Протуберанскую, а на стеклянной клизме, которую она поднесла, огнем горели выпуклые слова — «Патент г-на Кранцъ. 1913 г. отъ Р. X.»Поймите, друг мой, я не мог не жить в этот переходный период. И я жил. Жил и творил. Попадись вы в то время ко мне в руки, мы бы с вами поработали на славу, у вас есть задатки. Но увы! Синеглазый… Сережа, не правда ли?.. Сережа существует в другую эпоху. Он видит в комбинациях и шантаже лишь средство для достижения своей весьма серьезной цели. Эта цель — не богатство, не жажда всеобщего почета и уважения, к чему тщетно стремился я. Вам страстно хочется всего лишь упразднить советскую власть и ликвидировать такую мелочь, как социалистический строй. Но возвратимся к скромному управдому, которому завтра исполняется пятьдесят восемь лет. Выпьем за здоровье этого еще крепкого старика и продолжим рассказ. Итак, вы помните, чем кончилась попытка Бендера влиться в широкие массы эксплуататоров и наживал. Мой основной капитал в виде бриллиантов, долларов, золотых колец, портсигаров, медалей за спасение утопающих и архиерейского креста с надписью «Во имя отца и святаго духа»… Мой основной и, пожалуй, также и оборотный капитал, исчезли в бездонных карманах проклятой сигуранцы.11Я возвратился на советский берег избитым, без шапки, в одном сапоге, и громко сказал: «Графа Монте-Кристо из меня не вышло. Придется переквалифицироваться в управдомы». О! Я не прикрывался левой фразой, я, в самом деле, захотел вести оседлый образ жизни. Время Бендера проходило — социализм наступал по всему фронту, гибли последние могикане нэпа и аристократизма, в стране стало позорно мало стульев с бриллиантовой начинкой. Но самое удивительное… как изменились люди! Новый строй, новый быт будто подменили людей: они стали гораздо умнее, они проявляли массовый героизм, они бешено жаждали построить социализм, и они его построили. Мне стало трудно работать. Стыдно признаться, но однажды я угодил в тюрьму за незаконное врачевание интимных болезней и получение гонорара за «Элегию» Томаса Грэя, поэта-сентименталиста, жившего в восемнадцатом веке. Это темное пятно в моей биографии опущено авторами двух известных книг, за что я им очень благодарен. Мне не терпелось обрести приемлемую специальность и окунуться в общественную жизнь. Поднявшись вверх по Днестру, я в ближайшем же населенном пункте выдал себя за академика-зоолога, потерпевшего кораблекрушение в Аральском море и прожившего пять лет на необитаемом острове без соли, женщин и газет. Мне тут же выдали сапоги, ковбойскую рубашку и даже брюки клеш, какие носили тогдашние стиляги. Через два дня Остапа Ибрагимовича Бендера приняли на работу в «Горочистку» в городе N на должность инспектора по качеству. В горочистке он окунулся в общественную жизнь, редактируя сатирический листок «А воз и ныне там». Мирно и безмятежно текла жизнь. Однако вам, должно быть, знакома, Сережа, неистовая сила привычек. А в моем распоряжении было свыше четырехсот сравнительно честных способов приобретения денег и материальных ценностей.Инспектор по качеству не выдержал, организовал всегородское игрище-фестивалище «Пой, ласточка, пой!» Оно принесло мне три тысячи рублей и прорву неприятностей. Денег едва хватило на бесчисленные переезды, дабы скрыться от преследования. Наконец я осел в совхозе-гиганте. Меня заинтересовала животноводческая ферма, я устроился в ней затейником и издавал юмористическую газету «Чья бы корова мычала…». Здесь… опять почувствовал силу привычек. Дальнейшие вехи на моем жизненном пути освещу коротко. Работал в энергосбыте, выпускал стенную газету «Без должного напряжения». Опять подвели привычки. Директорствовал во Дворце культуры белошвейников (стенгазета «Фестоны и пистоны»). Опять привычки! Я чувствовал, что вырождаюсь как свободный художник: жизнь все меньше и меньше давала материала для творчества. Случилась поразительная метаморфоза: если раньше я был профессиональным вольным стрелком и сыном эфира, то спустя два-три года мне приходилось проявлять спекулятивные способности (в широком смысле слова) лишь в порядке самодеятельности в свободное от службы время. Новый жизненный уклад настойчиво приобщал меня к новому, трудовому, бытию.Мне стукнуло сорок лет — возраст бальзаковской женщины. Я бросил курить и собрался жениться. Увы! В самый последний момент я убедился в том, что тещеархат не сулит семейного счастья. И тогда бывший великий комбинатор вспомнил об управдомстве. Целый год он с гениальной прозорливостью управлял вверенным ему жилфондом в небольшом пограничном городке. И вдруг загрохотали пушки, с ревом пронеслись самолеты, а на другой день отдельно взятый Остап Ибрагимович Бендер оказался в плотном кольце капиталистического окружения. О! Это было время бури и натиска. Я быстро, как в романе, перековался, поставив свой комбинаторский талант на службу Золотому Теленку: спекулировал презервативами и торговал танками, создавал акционерные общества по изготовлению эрзац-помидоров и заправлял комиссионным магазином имени Фридриха Барбароссы… Как вы думаете, чем окончились мои негоциантские подвиги? Я вылетел в трубу. Мешали те элементы честности, которые мне привила советская власть, вредили мне четыреста с лишком способов добычи денег, ибо они были все же сравнительно честными. А со мной конкурировала орава комбинаторов, плюющих на все и вся, то и дело пускающих в ход острые волчьи зубы. Последний чемодан с ценностями отобрал фашиствующий румынский офицер, по-моему, тот самый тип в коротком пальто с собачьим воротником, что ограбил меня на днестровском берегу. Затрещал тысячелетний Рейх, и я, обезумев от неудач и переживаний, хлынул на Запад. Здесь тоже сравнительно честные способы увода денег не котировались. Я перебрался в хрустальную мечту моего детства Рио-де-Жанейро. Очаровательный город, жители почти все поголовно — в белых штанах. Однако хрустальная мечта разбилась вдребезги, я тяжко страдал под игом капитала. Ведь я в общем не злой индивид, не отниму последнего куска хлеба у голодающего, а мои конкуренты… Короче, я покинул бухту Гуанабара и очутился в крохотной банановой республике. Здесь мне повезло. Трое военных с могучими усами и оттопыренными карманами, из которых выглядывали горлышки бутылок с маисовой водкой, обратились ко мне за помощью, и я, используя фруктовую компанию, оперативно организовал им очередную революцию. Военные выпили водку и образовали военную хунту, а я очутился в президентском кресле. Целых семь часов пятнадцать минут наслаждался я властью: мог объявлять войну и заключать мир, изобретать законы и объявлять иностранных дипломатических представителей персонами нон грата, казнить и миловать, воздвигать монументы и разрушать их. Очередная революция лишила меня всего. Я бежал в дебри Африки, где едва не погиб: рослый кафр, хлебнув пальмового вина, был изрядно под мухой цеце и пытался пощупать меня своим копьем. Я странствовал по всему миру, мне не хватало воздуха, озона…Два года назад Остап Ибрагимович Бендер прибыл в этот город, приступил к исполнению служебных обязанностей. Дышится мне легко. Прошу извинить, что вел рассказ то в первом, то в третьем лице. Люблю намеки… Вы поняли, в чем смысл жизни, мой юный флибустьер?


http://knigosite.ru/library/books/56792
http://www.litmir.net/br/?b=103927